Главная » Статьи » Броня

Неизвестное об известном (Су-100)

Самоходная установка СУ-100 многократно описана в книгах и статьях. Однако обычно их авторы ограничиваются дословным цитированием послевоенного отчета УЗТМ «Танкостроение на Уралмашзаводе» с добавлением давно известных примеров участия разных подразделений, вооруженных этими машинами, в Великой Отечественной войне. Но об изменении конструкции СУ-100 в ходе их массового производства говорится вскользь и практически без привязки к датам внесения этих изменений. Но для нас именно это и является самым важным - во избежание явных анахронизмов при постройке модели самоходки. В очередной раз пересказывать историю из упомянутого отчета про «перетягивание каната» между возглавляемым В. Грабиным ЦАКБ и свердловским заводом №9 я не стану. Здесь речь пойдет только о «железе». Сначала поговорим о машинах производства УЗТМ, далее рассмотрим СУ-100 завода №174 и послевоенные модернизации.

При изучении изменений конструкции СУ-100 использовались несколько источников информации. Во-первых, подлинная конструкторская документация – чертежи свердловского Уралмашзавода (Уральский завод тяжелого машиностроения имени Орджоникидзе – УЗТМ). Здесь следовало принять во внимание, что такие чертежи обычно сохранялись архивами в самой современной версии со всеми внесенными на момент архивации изменениями. Поэтому полного комплекта чертежей самоходки, скажем, 1944 года нет, а есть кальки 1952 или даже вообще 1972 годов, использовавшиеся при проведении позднейших модернизаций. Второй источник знаний – сохранившиеся на постаментах и в музеях СУ-100, у которых удалось прочесть серийные номера. Дело в том, что по серийному номеру однозначно определяются год и месяц выпуска машины, плюс можно прикинуть, в начале или в конце месяца она была построена. Это позволяет судить о внесенных к тому моменту изменениях по бронекорпусу. Однако все остальное: орудие, катки, траки, крепления шанцевого инструмента и прочего наружного оборудования на сохранившихся СУ-100 обычно более позднего времени. Тоже полезно, поскольку позволяет по следам приварок и другим «тайным знакам» определять состав послевоенных модернизаций. СУ-100 пошли на фронт в ноябре 1944 года, потери на финальном этапе войны несли сравнительно небольшие, после Победы выпускались еще некоторое время и на вооружении оставались до 1980-х годов, так что сохранилось их немало. Серийные номера известны пока для 36 таких машин: таким образом, мы получили «живые» образцы самоходок производства УЗТМ на каждый месяц 1945 года (даже не по одной) и еще февраль 1946. А по омскому заводу №174 обследованы машины мая и июля 1947 года, а также января 1948. К сожалению, не сохранились или не найдены пока СУ-100 сентября-декабря 1944 г. – вероятнее всего, их уже нет. Эксплуатировавшиеся на фронте и в тылу во время войны изношенные самоходки быстро списали и порезали на металл, оставив на вооружении более новые экземпляры.

Последним составляющим для изысканий стали архивные материалы: рукописные технические описания завода, отчеты об испытаниях, данные военной приемки, переписка с заводом и прочие сохраненные в ЦАМО документы. Здесь пришлось из горы второстепенной информации, вроде статистики по браку при варке стали для броневых листов, выбирать те крупицы, которые относятся именно к инженерно-конструкторским работам по улучшению СУ-100 и отражались на ее внешнем виде. Идеальным источником информации стали бы приказы Отдела Главного Конструктора (ОГК) УЗТМ, на основании которых и производились все корректировки чертежей. К сожалению, вот они то, как раз, и не сохранились. Известно лишь, что таких приказов было более шести сотен. Далеко не все они касались каких-то заметных снаружи СУ-100 изменений: там были и режимы термообработки или сварки, и марки материалов, и просто разные внутренние детали. Все же, только до конца выпуска в Свердловске с сентября 1944 по март 1946 года удалось насчитать и привязать по времени более тридцати изменений именно внешних – это еще не считая особенностей машин завода №174 и всяких послевоенных модернизаций. Конечно же, старые «прижизненные» фотографии самоходок тоже немало помогли в уточнении хронологии внедрения разных усовершенствований.

Чертежи СУ-100 строились мною с использованием подлинной конструкторской документации, позволившей точно установить углы наклона броневых плит корпуса, способы их соединения, форму и размеры сложных деталей. В один номер журнала они полным комплектом не поместятся, так что заранее прошу у читателей прощения за «сериал». Кроме того, были проведены обмеры сохранившихся машин (разумеется, с учетом модернизаций). При выполнении этой работы выяснились некоторые интересные подробности: оказалось, например, что кочующая из книги в книгу схема бронирования СУ-100 с указанием наклона броневых листов неверна (например, схема эта есть в книге «Самоходки в одном строю с танками» М. Барятинского, «Яуза», 2007). Поскольку эти данные использовались авторами и для построения опубликованных ранее чертежей, то, соответственно, они содержат те же самые ошибки по углам и «поехавшие» из-за этого размеры рубки и кормы. В действительности угол наклона верхней лобовой детали составляет.....


Полный текст статьи читайте в М-Хобби №12/2016 г.

Категория: Броня | Добавил: aveg62 (25.11.2016) | Автор: Николай ПОЛИКАРПОВ (г. Москва) E
Просмотров: 1155 | Теги: СУ-100, М-Хобби №12-2016, броня | Рейтинг: 3.7/3
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
Подписка:1
Код *:
Copyright © 2016 М-Хобби. Design created by ATHEMES